Шум

    
  

Насколько тихо должно быть? Комфорт, обязанности работодателя и законодательство


Слово «обесшумливание» вводит в заблуждение точно так же, как и слово «звуконепроницаемость». Оба термина вызывают представление о полном исключении или уничтожении шума, тогда как это почти никогда невозможно, да и не нужно. В самом деле, ведь независимо от начального уровня шума, для того чтобы довести звуковое давление до нуля, пришлось бы снизить уровень на бесконечное число децибел. Встречаются трудные задания, но вряд ли такие требования поставит даже самый далекий от практики инженер или проектировщик!

К чему же в таком случае следует стремиться? Какой шум уже окажет раздражающее действие? Какой шум можно еще считать безопасным? А что требует закон? Если мы сумеем ответить на все эти вопросы, мы сможем ответить и на главный вопрос: во что обойдется борьба с шумом? Любая борьба с шумом стоит денег, но производимые затраты никак нельзя считать «помещением капитала», потому что «доходов» с затраченного капитала здесь не получишь. Чаще всего борьба с шумом — это полумеры, которые администрация вынуждена осуществлять под давлением протестующих соседей или подвергающихся чрезмерному шуму рабочих своего предприятия. «Переобесшумливание» — это выбрасывание денег на помойку Одна из наиболее важных проблем, стоящих перед инженерами-акустиками, — найти правильный компромисс между эффективностью принимаемых мер и необходимыми расходами. Однако «недообесшумливание» столь же расточительно, потому что недостаточные мероприятия, которые в дальнейшем потребуют дополнительных работ, в итоге обойдутся значительно дороже, чем своевременное улучшение акустической обстановки. К счастью, в некоторых случаях борьбу с шумом можно рассматривать как выгодное помещение капитала, поскольку в результате увеличивается производительность труда. Вряд ли можно сомневаться в том, что работа служащих учреждения станет более эффективной, если их из шумного помещения перевести в другое, хорошо спроектированное с акустической точки зрения.


Так, в современных служебных помещениях, в  самом проекте которых комплексно решены вопросы акустической обстановки, удается значительно повысить производительность работы по сравнению с обычными помещениями открытой планировки. По некоторым данным, при уменьшении шума на заводах снижается число несчастных случаев и число невыходов на работу, в результате чего также растет производительность труда. Несколько лет назад в одном фотоателье был проведен тщательно контролируемый эксперимент с целью выяснить, насколько сократится число обрывов лент, вызванных ошибками оператора, управляющего механизмами, при уменьшении окружающего шума. Удалось установить, что при работе в акустически обработанных помещениях скорость работы не изменилась по сравнению с необработанными, но число обрывов лент снизилось в пять раз. Известен случай, когда производительность труда ткачей выросла на 12 % после того, как им были выданы ушные заглушки.

Впрочем, борьба с шумом в первую очередь вызывается не заботой о производительности труда, а необходимостью перестать мешать кому-то, и очень часто это относится к шуму в жилых помещениях. Что же следует считать раздражающим шумом, если речь идет не о каком-нибудь невротике, а просто о человеке с нормальным слухом?

Почти во всех случаях наиболее важен не абсолютный уровень шума, а общий «шумовой климат». Как однажды было сказано на судебном процессе, то, что считается неудобством в Бельграв-сквере, не обязательно следует расценивать так же и в Бермондси! Хотя это замечание и может показаться сделанным с позиции представителей «правого крыла» в английском парламенте, оно тем не менее справедливо с акустической точки зрения, которую не следует отождествлять с социальной. Дело не в том, что те, кто вынужден тратить огромные суммы на выплату налогов и аренды за свои дома, в праве требовать немного спокойствия и тишины; главное в том, что «акустические климаты» Бельграв-сквера и Бермондси совершенно различны.



Действительно, шум нескольких вентиляторов на птицефабрике может вырасти в грандиозную проблему в глухой деревушке, тогда как в пригородном жилом районе он будет почти незаметен. Какая-нибудь чугунолитейная мастерская создает в прилегающем районе шумовое загрязнение, которое было бы нетерпимо в большинстве других мест. Но жители этого района переносят его легко потому, что оно не выделяется на общем фоне, создаваемом еще и другими шумными производствами; кроме того, эти люди зарабатывают себе на жизнь именно на данных предприятиях. Шахтеры не обращают внимания на шлам и отвалы шлака, которые у них всегда перед глазами, потому что с созданием этих отвалов связаны их заработки. Но попробуйте набросать кучу шлака, например, в Уелвин-Гарден-сити и посмотрите, что из этого получится!

Нельзя поэтому делать утверждения вроде «допустимый уровень шума в спальне составляет 35 дБА». В очень многих случаях это излишне низкий уровень. Кроме того, один вид шума с уровнем 35 дБА может оказаться гораздо более раздражающим, чем какой-то другой шум того же уровня. В этой книге о шуме говорилось уже достаточно, чтобы понять, что два совершенно различных шума могут измеряться одним и тем же числом дБА. Простейший пример — сравнение шума, состоящего из нескольких чистых тонов, с шумом, не имеющим тонального характера, например шумом ветра. Типичный шумовой загрязнитель — градирня. Зачастую это деревянная башня с большим осевым вентилятором наверху; воздух охлаждается при просасывании его через завесу падающей воды. Обычно вентиляторы вращаются так медленно, что тон с частотой, равной частоте прохождения лопастей, не слышен; остальной шум обусловлен аэродинамическими причинами и падающей водой, и, хотя он может иметь значительную интенсивность на низких частотах, дискретных тональных компонент в нем нет. Возьмем теперь, скажем, вытяжной вентилятор какого-либо здания; он вращается в несколько раз быстрее вентилятора градирни, и значительная часть энергии его шума сосредоточена на одном или двух дискретных тонах.


Хотя уровень шума, обусловленный каждым из вентиляторов, у расположенного неподалеку дома может оказаться одинаковым, равным, например, 40 дБ, вытяжной вентилятор, по всей вероятности, создаст проблему нежелательного шума, тогда как вентилятор градирни не только никакой проблемы не создаст, но, возможно, даже окажет благоприятное действие.

Благоприятное? Каким образом? Дело в том, что проблему шума иногда можно решить, не путем снижения, а путем добавления звука. Если на территории фабрики, где расположена градирня, все время ходят, стучат и хлопают дверьми, то даже при условии, что уровень такого шума на другой стороне улицы и невелик, он может сильно раздражать. Наличие шумящей градирни обеспечит то, что называют маскировкой. Сам по себе шум градирни не имеет раздражающего характера, а ввиду неспособности уха воспринимать некоторые звуки в присутствии некоторых других — мы говорили об этом в гл. 5 — раздражающий характер стуков и хлопанья может оказаться подавленным, да еще вместе с шумом некоторых других неприятно «поющих» вентиляторов, если их громкость не слишком велика.

Что же нужно делать, чтобы оценить данную шумовую проблему? Как выяснить, каково раздражающее действие шума? Если в нашем распоряжении есть только простой шумомер, то лучше всего обратиться к существующему Британскому стандарту № 4142 от 1967 г., озаглавленному «Метод расчета промышленного шума, действующего на территориях, занятых совместно под жилые кварталы и промышленные предприятия». Хотя Международная организация по стандартизации[19], возможно, предложит значения, меньшие тех, что предусмотрены Британским стандартом, последний в ряде отношений весьма полезен.

Так, этот стандарт предусматривает два типа ситуации: случаи, когда мешающий шум можно временно прекратить, чтобы измерить фоновый уровень шума, и случаи, когда этого сделать нельзя. Уровень мешающего шума измеряют в дБА в каком-либо месте снаружи здания (на высоте 1,2 м над уровнем грунта и на расстоянии по крайней мере 3,6 м от стен), от жильцов которого исходят или могут исходить жалобы.


Важно проследить, чтобы шум, обусловленный ветром, электрической наводкой или другими посторонними причинами, был исключен; даже при наличии ветровой защиты микрофона нежелательно производить измерения при сколько-нибудь сильном ветре. Если показания прибора очень малы, следует помнить, что каждая усилительная цепь его характеризуется определенным собственным шумом, который определяет нижнюю границу динамического диапазона шумомера.

Во многих случаях шум не постоянен: его уровень может сильно флуктуировать. Тогда нужно стараться произвести два отсчета: первый — среднее (на глаз) положение колеблющейся стрелки прибора (эту величину следует определять, если колебания остаются в пределах 10 дБА), второй — среднемаксимальный уровень, до которого стрелка отбрасывается время от времени.

Измерения необходимо проводить в течение достаточно длительного времени, чтобы оценки частоты встречаемости и длительности обоих уровней — их обозначают L1 и L2 — были надежны.

Далее нужно учитывать характер шума. Если шум нерегулярен и имеет импульсный характер, как, например, удары и стуки, о которых шла речь выше, то, чтобы учесть добавочное раздражающее действие, к измеренным значениям уровней следует добавить 5 дБА. То же необходимо сделать и при наличии в шуме определенной различимой непрерывной ноты» даже если она представляет собой не чистый тон, а только обладает определенной высотой. Впрочем, это не единственные характеристики шума, влияющие на степень его раздражающего действия. Перемежающийся шум считается менее раздражающим, чем непрерывный, хотя первый при регулярных включениях и выключениях мешает сильнее, потому что привлекает к себе внимание при каждом включении или выключении. Нередко мы замечаем остановку часов или прекращение шума системы отопления[20], хотя до этого мы никак не воспринимали их привычного шума: внимание было привлечено именно внезапным прекращением шума.

Если, впрочем, доля времени, в течение которого шум отсутствует, превосходит несколько процентов от полного времени, суммарное раздражение от шума снижается.


Типичный случай (правда, он не предусматривается Британским стандартом) — это шум самолетов. Любой человек, проживающий неподалеку от лондонского аэропорта Хитроу, согласится с тем, что жизнь на таком же расстоянии от аэропорта Гэтвик, где перерывы между полетами значительно больше, была бы много приятнее. Поэтому, чтобы учесть перемежающийся характер шума, в измеренный уровень вносят некоторую поправку. В стандартах приводятся графики для расчетов поправок при типичных режимах следования полетов, при той или иной длительности шума и при том или ином числе полетов в течение 8-часовых периодов для ночи и для остальной части суток.

После выполнения указанных измерений следует попытаться выключить источник изучаемого шума, чтобы можно было измерить уровень шумового фона. Фон также может оказаться непостоянным, и поэтому необходимо следить за положением стрелки и фиксировать типичные низкие значения уровня, игнорируя отдельные выбросы. Впрочем, такое мероприятие вряд ли удастся провести в случае, например, газового завода — прекратить его работу под предлогом необходимости измерить фоновый шум!

На этом работа на месте заканчивается, и остаются только расчеты. Вычисляют величину «исправленного критерия»: величина основного критерия берется равной 50 дБА; далее, если шумящее предприятие появилось уже несколько лет назад, но не типично для района, добавляют 5 дБА; для давно работающих предприятий, типичных для данного района, добавляют 10 дБА. Литейная, о которой речь шла выше, попадет в последнюю категорию. Разумеется, «предприятием» считается любое промышленное заведение или установка. Для только что организованных предприятий, как и для предприятий, где в результате реконструкции можно ожидать повышения уровня шума или где организовано новое производство, никакой добавки не делают.

Затем вносят поправки, учитывающие шумовой климат района. Для сельских местностей вычитают 5 дБА; для пригородных жилых кварталов с малым уличным движением поправка не вносится.


Для городских жилых кварталов добавляется 5 дБА и т. д., 20 дБА добавляют для преимущественно промышленного района с малым числом жилых домов. Кроме того, 5 дБА прибавляют в случае, если шум производится только в рабочее время, и вычитают, если шум производится ночью. Наконец, к измеренному уровню добавляют 5 дБА, если шум создается только зимой, поскольку предполагается, что в это время года окна в домах большей частью закрыты и мало кто проводит время, сидя в своем садике.

Теперь мы можем подойти к нормированию шума, для чего, собственно, и предназначен этот стандарт. Прежде всего исправленный уровень фонового шума сравнивают с исправленным критерием. Это дает представление о том, насколько шумовой климат характерен для данных условий. Если исправленный уровень фонового шума превосходит исправленный критерий, то есть если данный район необычно шумный, но избыточный шум не превосходит 10 дБА, то со стороны жителей района возможны жалобы в случае, если какой-либо из двух исправленных уровней шума (обозначим их соответственно L'1 и L'2) превосходит исправленный критерий на 10 дБА и более. Если ситуация обратная и территория малошумная, жалобы возможны в случаях, когда L'1 или L'2 превосходят уровень фонового шума на 10 дБА и более. Если значения фонового шума получить не удалось, то приходится исходить только из исправленного критерия; когда либо L'1, либо L'2 превышают его на 10 дБА и более, протесты со стороны жителей района вполне вероятны. В противном случае жалоб вряд ли можно ожидать.

Во всех случаях превышение на 5 дБА не считается существенным, но, разумеется, если допускать лишние 5 дБА для шума каждого из предприятий, то в результате разница в оценке фонового шума может получиться значительной. Поэтому там, где измерить уровень фона не удается, но он явно аномально высок или аномально низок, лучше не слишком полагаться только на исправленный критерий.



Если оказалось, что шум придется снижать, то измерения уровня в дБА становятся бесполезными, и, чтобы выяснить, на каких частотах необходимо снизить уровень, следует перейти к частотному анализу шума, используя октавные, полуоктавные, третьоктавные и даже более узкополосные фильтры. В Британском стандарте приводится график, главное достоинство которого состоит в легкости его построения. Он представляет собой набор сильно упрощенных кривых равной громкости; на него наносят результаты октавного анализа шума, и это позволяет выяснить, в какой из полос лежат наиболее нежелательные компоненты звука.

Значения, получаемые по стандарту, несомненно, завышены, но тем не менее ими широко пользуются для оценки вероятности поступления жалоб, а также для установления критериев. Но нередко им пользуются неправильно. Вся процедура выработана единственно для определения, какова вероятность того, что данный шум окажется приемлемым для той или иной группы населения. Стандарт не устанавливает разрешенных уровней. К сожалению, все чаще встречаются случаи, когда после оценки шума в соответствии со стандартом он не был сочтен чрезмерным, а измерявшие шум — кто бы они ни были — заявляли бедным жертвам: «Согласно Британскому стандарту № 4142 от 1967 г., вы не должны жаловаться!» Конечно, это вздор: стандарт — это руководство для лиц, вырабатывающих критерии и занимающихся борьбой с шумом, но только в том отношении, что он помогает предвидеть, какой шум окажется приемлемым, а какой — нет. Хотя при случае на стандарт можно ссылаться при разборе дела в суде, его нельзя рассматривать как закон, устанавливающий, имеет или нет квартиросъемщик право жаловаться на недопустимость шума.

Этот стандарт далеко не единственное пособие при оценке шумов, и за последние годы выработаны разнообразные системы оценок. Можно было бы посвятить целый том вопросам, касающимся акустических единиц и методов оценки шума. ИСО опубликовала под шифром R1996 список рекомендаций, аналогичный Британскому стандарту, с той лишь разницей, что в нем рекомендуется использовать шкалу Lэкв для случаев, когда шум меняется в значительных пределах.


Рекомендации ИСО не дают общих критериев, но в частных случаях в них предлагается в качестве критерия использовать уровень фонового шума, определенный как L95, который практически обычно очень близок к L90. Затем рекомендуется рассчитывать величину уровня для нормируемого шума либо как Lэкв, либо способом, аналогичным применяемому Британским стандартом; полученное исправленное значение предлагается сравнивать с уровнем фона. Если используется величина Lэкв, то единственная возможная коррекция сводится к добавке +5 дБА при импульсном характере шума. Наконец, превышение исправленного уровня шума над фоном связывается с ожидаемой реакцией жителей района следующим образом:

Превышение уровня шума над критерием шума,
дБА
Ожидаемая реакция
0Никакой реакции
5Отдельные жалобы
10Многочисленные жалобы
15Угроза организованных протестов
20Активные протесты
ИСО дает также рекомендации по критериям допустимого шума для помещений различного назначения. Первоначально в основу предложений ИСО были положены не уровни в дБА, а графики нормировочных кривых для оценки шума, которые и сейчас остаются весьма полезными (как и аналогичные кривые критериев шума, применяемые в США). Они подобны идеализированным кривым равной громкости. Данному шуму приписывают нормировочный индекс, нанося результаты его октавного анализа на график нормировочных кривых и устанавливая наибольший номер нормировочной кривой, которую октавный спектр шума пересекает в одной или нескольких октавных полосах. Использование этих кривых гораздо проще, чем сравнение уровней, выраженных в дБА, поскольку возможно почти бесконечное множество комбинаций уровней в октавных полосах, дающих в сумме одно и то же значение дБА. Впрочем, для рассматриваемой нами сейчас цели представление уровней в дБА более чем удовлетворительно.

В заключительном отчете Комитета по проблеме шума даны некоторые предварительные рекомендации по уровням шума для жилых комнат и спален (критерии Британского стандарта относятся к уровням шума вне зданий).


В названном отчете допустимые уровня, которые могут быть превышены не более чем в течение 10 % времени, предварительно оцениваются следующим образом:

  Уровень, дБА
Местоположение районаднемночью
Сельский район40?30
Пригородные районы, расположенные
вдали от основных магистралей
45 35
Оживленные городские районы50 35
При составлении этих оценок учитывалось, что для удовлетворения таких требований будет необходимо снижать фактические уровни шума на 5 дБА и более.

Конечно, транспортный шум и шум предприятий не единственные источники беспокойства жильцов; могут попасться соседи, которые совершенно непреднамеренно сильно мешают вам просто потому, что из их квартиры будет доноситься шум воды, спускаемой в туалете, или даже шум шагов. Станция исследования жилых домов в Уотфорде провела ряд обследований, в результате которых мы имеем систему оценок звукоизоляции межквартирных стен и перекрытий. Оценка производится по трем категориям: категория изоляции капитальной стены, категория изоляции I и категория изоляции II. Категория II дает примерно на 5 дБ меньшую изоляцию, чем категория I, а категория капитальной стены предусматривает ту же изоляцию, что и категория I, но с улучшением в низкочастотной области (на 4 дБ при 100 Гц). Кирпичная стена толщиной 230 мм, разделяющая две квартиры, обычно соответствует категории капитальной стены.

Вспомнив, что, согласно закону масс, уменьшение массы перегородки вдвое вызывает снижение изоляции на 5 дБ, приходим к заключению, что для выполнения требования категории II можно удовлетвориться гораздо более легкой перегородкой. Это относится и к перекрытиям: 120-миллиметровый бетонный пол, податливый мат и плавающий настил вполне отвечают требованиям категории I; то же можно сказать и о бетонной плите толщиной 200 мм. О применении категории капитальной стены нечего и говорить. Для того чтобы шум мало раздражал, стены, разделяющие квартиры или части дома с отдельными выходами, а также отделяющие спальни и общие комнаты от коридоров и холлов, должны удовлетворять требованиям категории I.


При перегородках категории II шум будет мешать значительно сильнее, но, вероятно, более чем половине жильцов он не причинит серьезного беспокойства.

Таким образом, мы располагаем руководящими предписаниями для оценки шума дома. Но как обстоит дело с шумом на работе?

В гл. 5 мы подробно рассмотрели вопросы, связанные с повреждением слуха шумом; однако недостаточно просто убедиться, что сотрудники предприятия не находятся в опасности, хотя с этого и нужно начинать. В настоящее время 90 дБА считают предельным значением эквивалентного равномерного шума, допустимого на рабочем месте. В гл. 5 показано, что практически оценить риск повреждения слуха весьма сложная задача; в ряде случаев, например при достаточно длительных периодах отсутствия шума, уровни выше 90 дБА также оказываются безопасными. Тем не менее весьма возможно, что в дальнейшем эта величина будет узаконена. Здесь снова следует иметь в виду, что два различных шума, из которых один представляет большую опасность, чем другой, могут иметь одинаковый уровень в дБА. В таких случаях возникает необходимость в частотном анализе шума и в использовании нормировочных кривых шума; однако любой частотный анализатор стоит не менее 200 фунтов стерлингов и всякий предпочтет пользоваться прибором, который обойдется в четверть этой цены. Появление временного сдвига порога (см. гл. 5) слышимости у лиц, которые бывают на шумных участках лишь от случая к случаю, но не работают здесь постоянно, может служить сигналом о риске повреждения слуха у постоянных работников; в этом случае требуется тщательно исследовать ситуацию и при необходимости пригласить специалистов.

Следующим пунктом в порядке очередности идет производительность труда и общий «шумовой климат» на предприятии или в учреждении. Снова отметим, что для персонала предприятий 90 дБА — предел, выше которого производительность труда заметно ухудшается. По-видимому, не случайно эта цифра совпадает с уровнем, соответствующим риску повреждения слуха.


При этом подразумевается, что речь идет о работе, связанной с управлением механизмами или с наблюдением за ними. Разумеется, по мере необходимости повышения внимания и сосредоточенности растет, и потребность в снижении шума: так, я бы не смог написать эту книгу при уровне шума 90 дБА, но мне повезло, и сейчас, когда я пишу эти строки, взглядывая на шумомер, я вижу на нем уровень всего в 32 дБА.

Начнем с верхней части шкалы. Уровень 90 дБА допустим в тяжелой промышленности или при производственных процессах такой шумности, что вследствие больших затрат на снижение уровня нельзя требовать большего, чем просто обеспечения безопасности; уровень 80—85 дБА можно считать границей, приемлемой для легкой промышленности; 75 дБА — верхний предел шума для сложных работ, например сборки электронного оборудования. Во многих учреждениях обычного типа допустим уровень шума 60—65 дБА, но это, как правило, вызывает жалобы, поэтому уровень 55 дБА следует считать более приемлемым. В небольших учреждениях стремятся довести уровень шума до 45—50 дБА, а для кабинетов руководящих работников удовлетворительно значение 35—40 дБА.

Шум, соответствующий указанным значениям уровней, должен быть лишен раздражающих особенностей вроде импульсного характера или присутствия дискретных тонов. В первую очередь это относится к нижней части шкалы уровней. При наличии же этих нежелательных характеристик уровень мешающего шума следует снизить на 5 дБА по сравнению с обычными значениями. Если источник звука, например пишущая машинка, создает импульсный шум, то лучше всего попытаться повысить уровень фона, который будет действовать как маскировка, частично уменьшая раздражающее действие стука. В обычном учреждении со средним уровнем фонового шума 50 дБА, но при наличии импульсных шумов от пишущих машинок, стука картотечных ящиков, звука роняемых на пол предметов шумовой климат может оказаться хуже, чем в подобном же учреждении с уровнем фонового шума 55—60 дБА, обусловленным, скажем, шумом вентиляционной системы, не имеющим раздражающего характера.



Идеальным условием в  конторском помещении следует считать очень низкий уровень реверберации, что достигается установкой акустического потолка и использованием ковровых покрытий на полу; уменьшение же общего уровня фона можно компенсировать маскировкой, создаваемой, например, шумом вентиляционной системы. Иногда оказывалось даже необходимым искусственно создавать маскирующий шум путем проигрывания магнитофонных записей либо с помощью электронного генератора шума. Такие мероприятия особенно важны в больших конторских помещениях открытой планировки, где одновременно в одном помещении работает до 200 человек.

До сих пор мы говорили только о руководящих указаниях и рекомендациях. А существуют ли законы, относящиеся к шуму? Как ни удивительно, закон мог вмешиваться в вопросы шумности уже с давних пор, задолго до того, как был задуман Закон о снижении шума. Дело в том, что, говоря юридическим языком, создание шума можно расценивать как действие, приводящее к нарушению покоя граждан, а это действие, согласно закону, может рассматриваться в известной мере как преступление. Существуют разные типы нарушения покоя граждан: нарушение общественного порядка, наказуемое нарушение общественного порядка и нарушение покоя частного лица; эти типы совершенно различны. Точных определений каждого из них не существует, но для практических целей можно пользоваться следующими:

1. Нарушение общественного порядка — создание беспокойства или опасности для населения.

2. Наказуемое нарушение общественного порядка — нарушение, преследуемое по закону.

3. Нарушение покоя частного лица — помеха другому лицу в пользовании им своим земельным участком.

Первые два типа нарушений относятся к разряду преступлений, третье — это гражданское правонарушение, по поводу которого пострадавший может обратиться в гражданский суд. Начать дело по поводу нарушения общественного порядка может только генеральный атторней[21], и, хотя он может самостоятельно предать суду нарушителя, он обычно обращается в Высокий суд[22] за соответствующим предписанием.



Создание шума подходит под все три названных типа нарушений. Поскольку нарушение общественного порядка есть преступление, а нарушение покоя частного лица таковым не является, важно установить различие между ними. Судья апелляционного суда Деннинг сказал: «Классическое определение различия заключается в том, что нарушение порядка затрагивает интересы подданных Ее Величества вообще, а нарушение покоя частного лица затрагивает интересы только отдельных лиц. Но это не очень помогает разобраться в существе проблемы. На во-прос, какое число индивидуумов следует уже считать подданными Ее Величества вообще, ответить не легче, чем на вопрос, какой величины группа граждан образует толпу... Поэтому я уклоняюсь от ответа на этот вопрос... Я предпочитаю обратиться к причинам явления и сказать, что под нарушением общественного порядка нужно понимать такое нарушение покоя граждан, которое имеет столь широкое распространение и по своему действию носит столь огульный характер, что было бы неразумно ожидать, что отдельное лицо предпримет самостоятельно судебное дело и добьется прекращения нарушений, и поэтому такие меры должны быть осуществлены всем обществом».

Для возбуждения судебного дела необходимо, чтобы наличествовал ущерб, хотя бы он заключался только в нарушении благоприятных условий проживания истца у себя в доме. Когда нарушение связано с шумом, за основу принимается помеха личному комфорту граждан. Она должна быть существенной.

Что касается наказуемого нарушения общественного порядка, то, согласно Закону о снижении шума от 1960 г., оно относится к компетенции Закона 1936 г. о народном здравоохранении. Впрочем Закон о снижении шума теперь перекрывается Законом о контроле над загрязнением окружающей среды от 1974 г., который, введя некоторые новые радикальные положения, расширяет права местных властей в борьбе с наказуемыми нарушениями общественного порядка. Так, в обязанность местных властей входит инспектирование подведомственного им района с целью обнаружения случаев, когда необходимо принять меры против шумового загрязнения; если после командировки на место нарушения официального лица — инспектора здравоохранения или чиновника Управления по охране окружающей среды — власти убеждаются в существовании шумового загрязнения, они должны вручить виновнику официальное постановление.


Последнее может просто содержать требование о снижении шума либо указать мероприятия, которые для этой цели должны быть осуществлены. Невыполнение требований рассматривается как правонарушение; тогда дело передается мировому судье, который возбуждает судебное дело против лица, получившего предупреждение. Местные власти теперь более не должны ожидать официального предписания от мирового судьи. Дело может быть начато в мировом суде, несмотря на намерение ответчика оспорить постановление, на что дается срок в 21 день. В качестве наказания налагается штраф в размере 200 фунтов стерлингов за первое правонарушение (за последующие — 400 фунтов) плюс 50 фунтов за каждый день, в течение которого нарушение продолжалось. Одно из положений, отличающих новый закон о снижении шума от старого, гласит, что каждый квартиросъемщик имеет право приносить жалобу непосредственно в мировой суд, если он испытывает неудобство от шума, хотя суд и не обязан на основе этого возбудить дело. Другое изменение заключается в том, что национализированные отрасли промышленности, несколько мрачно именуемые на юридическом языке «установленными по закону гробовщиками[23]», не освобождаются более от ответственности по суду за наказуемое нарушение общественного порядка.

А каковы средства защиты у ответчика? Что можно предпринять, совершив правонарушение и оказавшись под судом? Правильной линией защиты будет попытка показать, что инкриминируемое действие вообще не является нарушением покоя граждан, либо, если и является, принадлежит к другому типу: так, при обвинении в совершении акта нарушения покоя граждан можно в качестве оправдания доказывать, что его следует расценивать только как нарушение покоя частного лица. В случае обвинения в совершении наказуемого нарушения общественного порядка можно мотивировать защиту тем, что были предприняты все практически возможные меры для предотвращения шума и противодействия его влиянию. Можно выдвинуть еще один-другой оправдательный аргумент, однако, когда речь идет о нарушении покоя, все они будут малоуместны.


Один из таких аргументов— это утверждение, что положение дел нельзя исправить никакими возможными мерами.

Существуют два основных способа борьбы с нарушением покоя граждан, один из которых, как ни странно, не связан с судебным разбирательством. Ставший жертвой нарушения покоя может взять закон в собственные руки и осуществить свое право на борьбу с нарушением. Так, если сосед нарушает ваш покой, например установив шумный вентилятор в стене дома, вы можете просто войти на его территорию и заклинить вентилятор, если его шум действительно был невыносим. Однако подобное действие никак нельзя рекомендовать, ибо после него вы безусловно потеряете право возбудить дело в суде.

Обычно идут другим путем: следует получить соответствующее судебное предписание, запрещающее совершать или продолжать неправомерное действие или, наоборот, бездействие. Невыполнение такого решения приводит к тюремному заключению. Предписание не выдается, если причиняемый ущерб несуществен или если оказывается, что это предписание имеет притесняющий характер для ответчика. Зачастую подобное предписание сопровождается присуждением компенсации за убытки; в случаях, когда ходатайство о выдаче постановления сопровождалось просьбой о возмещении убытков, оно может быть выдано судом графства; при этом нет необходимости обращаться в Высокий суд.

Закон о контроле над загрязнением окружающей среды не только сделал более жесткими законы о шуме как наказуемом нарушении общественного порядка, но и специально поставил вопрос о шумах на строительстве. Руководствуясь Британским кодексом правил по строительным шумам, местные власти уже на начальном этапе могут выступить с предупреждением, в котором будет установлен не только предельный уровень шума, но и указаны ограничения, связанные с применением тех или иных видов механизмов, и ограничения на время дня, в течение которого могут производиться работы. Подрядчик имеет право обжаловать данное предупреждение в мировом суде, причем наилучшим тактическим ходом в этом случае также будет доказательство того, что он уже принял все возможные меры по уменьшению шума.



В отличие от традиционной практики использования законов по борьбе с теми или иными частными нарушениями Закон о контроле над загрязнением окружающей среды содержит одно радикально новое положение. Это концепция зон снижения шума, позволяющая местным властям, ведающим участками территории, на которых общий шумовой фон аномально высок в результате действия большого числа предприятий, предупредить ухудшение ситуации, с тем чтобы в дальнейшем добиться улучшения положения. Власти производят измерение шума, создаваемого каждым из предприятий на территории, объявленной зоной снижения шума. После этого всякое превышение зарегистрированного уровня будет считаться правонарушением. Более того, власти имеют право принять постановление о снижении шума, если уменьшение зарегистрированных уровней представляется осуществимым. При этом не требуется устанавливать факт нарушения покоя граждан. Предприятие получает срок, по меньшей мере в шесть месяцев, для выполнения требований о снижении шума и, разумеется, имеет право апеллировать к мировому суду. (На мой взгляд, мировым судьям не мешало бы обзавестись этой книжкой!)

Наконец, помимо подтверждения законодательства, касающегося таких вопросов, как использование громкоговорителей на улицах, закон дает министру право ограничивать уровень шума, создаваемого механизмами, расположенными вне предприятий, например на строительных площадках. Настоящий закон не распространяется на шум моторизованного транспорта, относительно которого действуют правила от 1969 г. о производстве и эксплуатации моторизованных средств транспорта. Эти правила устанавливают предельные значения для шума, создаваемого вновь выпускаемыми средствами транспорта: легковыми и грузовыми автомашинами и мотоциклами, — а также несколько повышенные предельные значения для уже используемых средств транспорта. К сожалению, полиция не имеет ни времени, ни охоты заниматься проведением в жизнь этих правил, так что в суде возбуждается ничтожно малое число дел о превышении уровня шума.


Правила оказались полезными в  том отношении, что они побудили изготовителей устанавливать более эффективные системы выхлопа на выпускаемых ими автомобилях. Теперь следовало бы предпринять и новые шаги к понижению допустимых уровней шума, однако в этом отношении Англия зависит от Общего рынка.

На транспортные шумы распространяется, впрочем, Закон о государственной компенсации от 1973 г., согласно которому управления дорог обязаны оплачивать стоимость звукоизоляции домов от шума, возникающего при введении в эксплуатацию новых и улучшенных дорог. Критерий, устанавливающий, изолированы ли дома от транспортного шума или нет, определяется тем, превышает ли значение L10 уровень 68 дБА при усреднении шума за 18 ч (с 06.00 до 24.00).

Существуют и другие правила, предусматривающие выплаты субсидий для улучшения звукоизоляции лицам, проживающим вблизи аэропортов типа Хитроу, Гэтвик и Манчестерского. В этих случаях оплачиваемые мероприятия по звукоизоляции заключаются в установке звукоизолирующих двойных оконных рам и вентиляционных устройств, которые проектируются таким образом, что пропускают наружный воздух, но снижают уровень шума, проникающего в помещение снаружи.

Наибольший пробел в законодательстве о шумах— область производственных шумов; это парадоксально, потому что профессиональное заболевание — физическое повреждение слуха у сотен тысяч людей, занятых на производстве, — гораздо более серьезная проблема, чем нарушение покоя граждан чрезмерным шумом. Кодекс правил по уменьшению дозы шума, получаемой работающими по найму, о котором шла речь в гл. 5, был опубликован только в 1972 г. Хотя постановления заводского законодательства от 1961 г. были достаточно широки, так что заводские инспекторы могли возбуждать дела о вредном воздействии шума, они никогда не пользовались своим правом, частично из опасения проиграть дело и тем самым создать нежелательный прецедент. Представляется, что приписать ослабление слуха дозе шума, полученной человеком на работе, оказывалось затруднительным ввиду отсутствия соответствующих документальных данных; огромность же последствий признания самого факта пугала власти.


Сами жертвы считали глухоту естественным результатом жизни, связанной с работой в шумной отрасли промышленности. В 1974 г. был принят Закон об охране здоровья и о безопасности труда, хотя вопросы шума в нем специально и не оговаривались. Однако в этом законе сказано, что обязанностью каждого предпринимателя является такая постановка дела на производстве, которая в пределах разумной возможности обеспечивает отсутствие риска здоровью и безопасность для лиц, работающих у него по найму.

Аналогичным образом оговаривается обязанность предпринимателя в разумных возможных пределах так проектировать и изготовлять продукцию, чтобы таковая была безопасна и не представляла риска для здоровья при правильном ее использовании. Хотя здесь шум специально и не упоминается, без сомнения, сохранение слуха человека так же важно, как, скажем, безопасность пальцев.

Впрочем, как и в случаях нарушения покоя граждан, на работе лучше всего опираться на обычное право, ссылаясь на пункт о небрежности, явившейся причиной ущерба. Такая небрежность считается правонарушением в той же мере, как и нарушение покоя граждан, и поэтому ее определение недостаточно точно, «...упущение в совершении чего-либо, что благоразумный человек, руководимый соображениями, которые обычно необходимы при ведении дел, совершил бы, или совершение чего-либо, что благоразумный и осторожный человек не совершил бы»[24], — вот одна из попыток определения. Быть может, наилучший вариант был предложен одним новозеландским судьей, который сформулировал проблему следующим образом:

а) какие опасности должен был бы предвидеть (ответчик), проявляющий разумную степень предусмотрительности?

б) какие меры должны бы быть (ему) известны в условиях разумной заботы и при наличии общедоступных сведений?

в) были ли меры, о которых (он) должен был знать, против опасности, которую (он) должен был предусмотреть, таковы, что давали (ему) право отвергнуть их как чрезмерно дорогие и хлопотные для применения?



Существует важный пункт, ограничивающий возможность возбудить судебное преследование за небрежность. Согласно английскому законодательству, предпосылкой к ответственности за допущенную небрежность служит наличие обязанности со стороны лица, допустившего небрежность, проявить заботу о пострадавшей стороне. Определение условий, при которых такая обязанность имеет место, настолько же расплывчато, как и все другие определения; однако существуют прецеденты, на основе которых в число взаимоотношений, когда такая обязанность возникает, включаются отношения врача и пациента, ученика и учителя, поверенного и клиента, одного лица, пользующегося дорогой, и другого, также пользующегося ею, хозяина и слуги (архаические термины для работодателя и служащего). Нам подходит последний пункт этого перечисления.

Первое дело такого рода, выигранное в суде[25], было иском обрубщика гребных винтов, который страдал от чрезмерного шума в течение ряда лет. Когда истец поступил на данную работу в 1957 г., слух его не имел отклонений от нормы. Он работал в обрубочном цехе на процессах, включавших фасонирование гребных винтов из марганцевой бронзы при помощи пневматических зубил. По его словам, когда он впервые вошел в цех, шум перепугал его до полусмерти; другой свидетель говорил, что шум «граничил с болевым порогом». В 1957 г. ответчик располагал двумя размерами ушных заглушек вместо пяти или, возможно, семи, и выбор размера был предоставлен истцу. Для того чтобы ушная заглушка или любой другой тип ушного протектора обеспечивали эффективную защиту, они должны приходиться по мерке; как признал судья, чтобы создать необходимую защиту, выбор подходящей заглушки не должен был предоставляться самому пострадавшему; для этого требовалась какая-либо форма контроля, например со стороны медицинской сестры или пункта первой помощи. Судья объявил без каких-либо колебаний, что ответчик нарушил свою обязанность оказывать разумную заботу. Ответчик признал, что примерно с 1968 г.


он должен был бы предоставлять рабочим вместо ушных заглушек протекторы в виде наушников.

Ответчик проиграл дело, так как не смог представить никаких доказательств того, что он проявлял внимание по отношению к проблеме чрезмерного шума на заводе; в результате судья счел необходимым вынести заключение, что ответчик не проявил в данном случае достаточной заботы о рабочих и нарушил свою обязанность, не предоставив рабочим наушников. Ответчик утверждал, что, даже если бы он предоставил персоналу наушники в 1957 г., истец все равно не стал бы их носить. В ответ на это адвокат истца мудро заметил, что в обязанность ответчика входило предпринять такие шаги по пропаганде и убеждению, которые бы обеспечили ношение наушников, а судья признал, что, будь соответствующая кампания по пропаганде проведена, истец не был бы в 1957 г. столь неразумным, чтобы отказаться от ношения наушников. Его милость судья присудил истцу компенсацию в размере 1250 фунтов стерлингов и добавил, что если бы тот возбудил дело на пять лет раньше, то по процедурным юридическим причинам сумма компенсации была бы вдвое выше.

Результаты этого дела показывают, что в обычном праве иски о небрежности относительно шума могут стать столь же частыми, как и иски по нарушению покоя граждан чрезмерным шумом.

&nbsp

[19] Эта организация часто упоминается в литературе под сокращенным названием ИСО (ISO — International Standards Organisation). — Прим. ред.

[20] Речь идет, по-видимому, о квартирных газовых отопительных системах. — Прим. ред.

[21] Высший чиновник органов юстиции в Англии, являющийся членом кабинета министров. — Прим. ред.

[22] Суд первой инстанции по гражданским делам с юрисдикцией на территории всей Великобритании. — Прим. ред.

[23] Игра слов: по-английски «undertaker» значит и «предприниматель», и «гробовщик». — Прим. ред.

[24] Дело Блайта против Бирмингемской водопроводной компании (1856 г.).

[25] Дело Берри против Марганцевой морской компании


Содержание раздела







Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий